Бернадетт
burn.
Так вот, о кадрах.
Когда вспоминаешь что-то, воспоминания идут как последовательность кадров, максимум - анимация.

Я помню, было солнечно, и я помню, что я стояла у бревенчатой стены дома под нашим окном, и никого не было рядом. Я сказала вещь, которая казалась мне неоспоримой тогда: "Знаешь, я совершенно внезапно ощущаю, что это судьба. Мы получим по сотне шрамов, но лет через десять..." К несчастью, она зацепилась за эту фразу, как белка-летяга цепляется за дерево.
Потом она вспомнила об этом, когда я уже была здесь - в цитадели серости. Это так контрастно - то, что мы говорили, пробираясь через ощутимо-густой туман и то, чем всё это оказалось по возвращении в эту жизнь. Она вспомнила и сказала мне: "Но это же судьба".

У меня в памяти остался совершенно божественный видеоряд, солнечный и холодный, но совершенно по-другому холодный, чем, к примеру, Питер. Срежиссированный, местами неудачный, но бесценный. Бонус в виде снов.

И теперь я закрываю глаза и говорю: "Нет, прости, я ошиблась".
Судьбы нет.
Ничего нет.

@темы: слово-на-н-которое-нельзя-называть